Линда - самая загадочная исполнительница российской эстрады. О ее жизни слагают легенды! Кто же она и как ей удалось воскресить былую славу? 

ESQUE: Линда, расскажите о начале вашего творческого пути. Как все начиналось? Почему решили стать певицей?

Линда: Я никогда не думала, как сложится моя жизнь, я просто занималась любимым делом – музыкой. Мы познакомились друг с другом еще в детстве. Я родилась в Казахстане, в восточном городе, где очень развиты этнические музыкальные мотивы. В то время я часто бывала у бабушки - у нее всегда играла классика, особенно, она любила Вертинского, Шаляпина, поэтому с детства меня приучили к хорошей музыке.

Когда я попала в московскую школу, у меня появился поразительный учитель – Юрий Гальперин! Он преподавал в театре «Эрмитаж». Это было мое первое профессиональное знакомство с миром музыкального искусства.

 

ESQUE: Сколько вам тогда было?

Линда: На тот момент мне было 13-14 лет. На одном из спектаклей послушать меня пришел мой будущий учитель из Гнесинки - Владимир Хачатуров. Я выступала со своим сольным номером, пела на еврейском языке народную песню без музыкального сопровождения. После этого он пришел ко мне в гримерку и сказал: «Девочка, у тебя талант. С твоей харизмой нужно жить на сцене. Я хочу, чтобы ты у меня училась». И так началась моя карьера.

 

ESQUE: Родители были рады за вас?

Линда: Вся моя семья далека от музыки. Мои родственники занимаются финансами и юриспруденцией, поэтому предполагалось, что я пойду по их стопам. В школе я училась экстерном и дополнительно занималась с преподавателями, получала экономическое образование. Мне это было совсем не интересно, находила любые поводы, чтобы пропускать занятия. В итоге мое рвение к музыке победило, и параллельно с основной учебой, я поступила с Гнесинское училище.

 

ESQUE: На сколько нам известно, свои первые альбомы вы записали вместе с Максимом Фадеевым?

Линда: Да, все верно. Мы с ним записали первые альбомы. Фадеев на тот момент так же, как и я, только приехал в Москву и начинал фактически с нуля.

 

ESQUE: Сейчас поддерживаете общение с Максимом Фадеевым?

Линда: Нет, мы не общаемся. Разошлись по-английски. В определенный момент наши взгляды разошлись, и мы поняли, что больше не можем работать вместе.

 

ESQUE: Как сложилась ваша карьера после расставания с Максимом Фадеевым?

Линда: Я продолжила заниматься музыкой, как и раньше. Добавилось работы, но зато теперь я сама отвечаю за результат и могу позволить себе меньше ориентироваться именно на коммерческую составляющую, создавать больше музыки именно для себя. Наш первый независимый альбом – «Зрение» - мы записали с нуля. Как-то все очень быстро и позитивно происходило, без всякого давления.

 

ESQUE: Линда, расскажите о вашем сотрудничестве с британской компанией BMG.

Линда: На один из моих концертов в 98-99 годах приехал глава американского BMG Ричард Суэр. Он искал русских артистов для своих проектов. Ему очень понравилось то, что происходило на сцене, и мы практически сразу подписали контакт и начали работать.

Проект носил не концертный характер, больше относился к видео. Когда работа была в самом разгаре, Ричард попал в автомобильную катастрофу. Нашу команду перекинули в немецкий BMG, где был абсолютно новый человек, некий Штайн, с ним мы не нашли общий язык сразу. Собственно, на этом взаимодействие с этой компанией закончилось.

 

ESQUE: Что было дальше?

Линда: Сотрудничество с русским BMG, в результате которого мы записали альбом «Зрение». А затем Universal и альбом «Атака». В 2005 году у меня случилась личная трагедия, и ни о каких концертах не могло быть и речи. Примерно в то же самое время я познакомилась с греческим музыкантом Стефаносом Корколисом. Мы начали работать вместе, и потом это перешло в личные отношения. Мы вместе создавали музыку, в основном, это были студийные записи и аккомпанемент для театральных постановок. Даже работали над гимном специальных Олимпийских игр. Стефанос по-настоящему талантливый музыкант, я многое открыла для себя в классической музыке, стала лучше ее понимать.

 

ESQUE: Почему закончились ваши отношения со Стефаносом Корколисом?

Линда: В какой-то момент мы поняли, что наши отношения начинают изживать себя, тем более, что по долгу работы мы часто были в разных странах и могли не видеться неделями. Мы решили не ждать, пока все окончательно угаснет и расстаться на хорошей ноте. После расставания я вернулась в Россию, собрала команду и занялась личными творческими проектами.

 

ESQUE: Расскажите о ней.

Линда: В работе, помимо профессионализма, для меня важен человеческий фактор. Весь мой коллектив – это семья. У нас дружеская атмосфера – это очень важно. Мы учим друг друга чему-то своему. Также у нас великолепный продюсер - Хейден Бэндалл. Он уже много десятилетий работает в Лондоне на легендарной студии звукозаписи Abbey Road с такими же легендарными артистами, среди которых Тина Тернер, Кейт Буф, Стинг и др. Хейден принимал участие в проектах, получивших несколько премий Grammy за саундтреки.

 

ESQUE: Как вы с ним познакомились?

Линда: В 2010-2011 гг. нас познакомила Марина Малахова, в то время она снимала серию документальных фильмов об артистах, в том числе и о нас. Марина хорошо знакома с Хейдном, и, когда он интересовался российской музыкой, она показала фильм о нас. Наша история и творчество ему понравилось. Через несколько дней мы уже пили кофе на Тверской и знакомились друг с другом. Как оказалось, у нас схожи взгляды на многие вещи, как профессиональные, так и личностные. Это заложило фундамент нашей дальнейшей дружбы.

 

ESQUE: Что происходит на данный момент в вашем творчестве?

Линда: Я хочу завершить работу над проектом Bloody Faeries. Это был наш совместный проект со Стефаносом. Мне он очень нравится, я вложила в него много усилий, поэтому хочется им поделиться. Также я недавно познакомилась с Кириллом Серебренниковым, мы нашли общий язык и теперь ждем удачной возможности сделать совместный проект.

В данный момент все мое внимание целиком и полностью сфокусировано на новом материале. А также на участии в проекте памяти Ильи Кормильцева, в рамках которого записывается трибьют- новые песни на его неизвестные стихи. Вместе с Алексией Маньковской мы сделали трэк «Камера пыток». На мой взгляд, это будет актуально во все времена.

 

ESQUE: У вас собирались огромные залы в те годы. Есть концерт, который вам наиболее запомнился?

Линда: Мы как-то установили рекорд – провели самый массовый концерт в СНГ. Из-за соображений безопасности в последний момент организаторам даже позвонили из Правительства и приказали отменить. На открытой площадке мы собрали более 500 000 человек. Это, конечно, круто, но была жуткая давка, и люди стали залезать к нам на сцену – было страшно. Мы просидели несколько часов под сценой, пока люди не утихомирились. После нашего выступления такие массовые концерты были запрещены.

 

ESQUE: Вам, как исполнителю, какие площадки больше нравятся? Закрытые вечеринки или открытые концерты?

Линда: Мне нравятся места, где есть качественный звук и свет, где на сцене можно сделать историю. Площадок с качественным и современным оборудованием достаточно немного, так как у организаторов зачастую цели – минимально вложить и максимально заработать. А вот в качестве и идеях заинтересованы единицы.

 

ESQUE: А как обстоят дела с личной жизнью?

Линда: Сейчас я много работаю: постоянно нахожусь на репетициях или пишу музыку. Даже на близких друзей не всегда есть время.

 

ESQUE: Линда, что можете пожелать нашим читательницам?

Линда: Самосознание может обогатить жизненный опыт! Не надо создавать того, с чем потом приходится бороться! Любите и достигайте свободы и непринужденности в отношениях!

Фотограф: Ёршикова Мария